Новости Галерея Видеоклипы Библиотека Ссылки Форум О проекте
Забытая легенда
FFF/M, MMM/F, MM/F, MM.../F, M/F, FF.../M

Когда стоишь на самой высокой горе Аркании и взираешь на величия ее необъятных земель, тело так и тянет сорваться вниз и пролететь над всем этим великолепием. Начать с окраин, где трудолюбивые крестьяне, не покладая рук, трудятся, чтобы прокормить не только себя и свою семью, но и все государство, затем подлететь к внешним стенам, охраняемым недремлющим дозором и регулярными войсками, которые ежегодно пополняются тысячами добровольцев. Облетев все это, я был не прочь посетить город - очаг жизни Аркании, наводненный иноземными купцами с их диковинными товарами, ремесленниками, горожанами, слоняющимися без дела целыми днями по базару, знатными воинами, элитой военной силы этого славного королевства, коим и я когда-нибудь стану. Этой идиллией страна обязана королю Ирвингу "Миротворцу", подавившему много лет назад пятивековую междоусобную войну.
Тем ужаснее осознавать, что все это может гореть в пламени. Варварские племена никогда не представляли опасности для столь величественного королевства. Разрозненные кочевые племена этих кровожадных нелюдей были способны разве что на вероломные нападения на купцов и мирных людей. Никто не мог и подумать, что какая-то неведомая сила сумела объединить их в крайне опасную силу. И это, что не похоже на случайность, совпало с наводнением окружающей Арканию местностью жуткими и невиданными досели существами. Поговаривают, что все эти события прозвали "Черной Чумой", и виной тому ужасный темный демон, который был покровителем одного из лордов, убитых Ирвингом во времена "Кровавой бойни", той самой междоусобной войны, которая раздирала страну на части поколениями знатных родов.
- Как ты думаешь, мы вернемся из этого боя? - обратился ко мне Каин, член моего отряда и мой первый помощник, решивший со мной полюбоваться, возможно, последним закатом.
- В чем я уверен точно, так это в глупости этого крестового похода. Я считаю, что нашим старейшинам стоило хотя бы подумать о странности вызова на открытый бой от тех, кто всю свою жизнь нападает из засады, - я не смог скрыть нотки презрения в голосе, что вовсе не понравилось моему излишне патриотичному спутнику.
- Не наше это дело лезть в дела старейшин, а тем более осуждать их решения. При всем моем уважении к вам, командир, не думаю что ваше мнение компетентнее мнения человека, который столько лет отдал служению родине...
- Ни разу не державший меч в руках, отсиживающий свой зад в кресле совета старик, чья великая деятельность состоит в стряпании законов, которые явно не направлены на улучшение жизни простого люда, - выпалил я.
- Это ваше мнение, - сдержал негодование Каин.
- Я действительно не хочу с тобой опять спорить на эту тему, а насчет похода - не волнуйся, у этих грязных тварей хватает сил грабить безоружных людей, вряд ли они справятся с многотысячной регулярной армией.
О, Создатель, как же я ошибался.
Следующее утро было пасмурным и дождливым, что не свойственно этому времени года. Поход начался с рассветом, мой отряд в составе пяти десятков отборных воинов должен был следовать вместе с третьим легионом через Андорский лес на "Великое поле брани", где и была назначена встреча с главными силами врага. Посланные заранее разведотряды доложили, что лес чист, и мы выступили. Шествие под дождем в лесной чаще было изнуряющим, так что к полудню командиром легиона было принято решение о привале на час. Погода к тому времени наладилась, стало немного жарковато, и я отправился искать ближайшее озеро пополнить флягу. Поиски мои заняли примерно треть часа.
То, что случилось потом, невозможно описать словами. В небольшом озере плескались три абсолютно нагие прекрасные девы. Такой небесной красоты я не встречал, даже когда приходилось охранять публичный дом для знати. Одна из них тут же заприметила меня и вылезла из воды, к великому сожалению я не уделил тогда внимания ее хищному взгляду.
- Прекрасный путник, что забыл в дали такой от дома ты? - с обворожительной улыбкой спросила девушка.
- Я лишь хотел наполнить флягу, а что здесь делаете вы?
- К чему ненужные расспросы, коль жажда сушит, словно мор, испей воды чистейшей нашей, тогда и будет разговор.
Откуда взялась тогда такая жажда, которая заставила меня, несмотря на всю странность ситуации под женский звучный смех кинуться к воде и жадно ее пить, я не знаю до сих пор. Видимо дурманом был наполнен не только воздух, но и вода, ибо после последнего глотка я себя чувствовал опьяненным. Все три девушки легли рядом со мной на берег и начали меня раздевать.
- Отдайся же ты нам во власть и насладись сей властью всласть, - Продолжала кривыми стихами нашептывать мне на ухо златовласая обольстительница.
Я потерял контроль над своим телом. Дурман вкупе с неистовым желанием сделали свое дело. Меня обуревали странные эмоции: с одной стороны я испытывал сильное блаженство от непрекращающихся ласк трех самых красивых созданий на земле и этого загадочного дурмана, из-за которого я постепенно пьянел, но с другой страх и стыд от неспособности пошевелить и пальцем.
- Не сковывай себя, почувствуй вольно. Не бойся, тебе не будет больно, - ехидной улыбкой ответила на мои мысли разговорчивая.
Эти бурные ласки продолжались долго, такого массажа я не испытывал со времен... никогда! Одурманенный женскими телами и странным пьянящим чувством я потерял счет времени. С юношества обученный военному ремеслу и дисциплине я начисто забыл про своих солдат.
Вдруг одна из них случайно провела ноготком по подошве, какое жуткое чувство, меня словно молнией прошибло. Первый раз в жизни я ощутил такое. Никогда не слышал, чтобы от резких прикосновений была не боль, а такое вот... ощущение.
- Что это было? - спросил я, безуспешно пытаясь прийти в чувство.
- Понравилось тебе? Щекоткой сие действие зовется, - теперь, та, что сидела у ног, уже намеренно почесала мне середину стопы.
- Ха-ха! - непроизвольно вырвалось из меня.
Я посмеялся? Но что может быть смешного в почесывании пятки? Бредовое чувство, вместо обычного ощущения дискомфорта мне хочется смеяться.
- Тебе нравится, милый?
- Нет... стойте! - по-моему, их это только завело.
Теперь в ход пошли все шесть рук. Это было непередаваемое жуткое ощущение, все мои ранения во всех многочисленных битвах не сравняться по мучительности с этой пыткой. Моя неспособность двигаться явно играла этим бестиям на руку. Я даже и думать не мог, что у меня столько уязвимых мест для этой... щекотки. Их ловкие пальцы бегали по всему телу, играючи перебирая ноготками. Мои вялые попытки защититься больше были похожи на конвульсии, истеричный смех постепенно утихал от бессилия. Я задыхался. Никогда не думал, что от смеха можно умереть. Все еще ясный взор мой уловил деформацию моих мучительниц: из красивейших женщин они начали превращаться в ужасных чудовищ. Их челюсти становились крупнее вместе с зубами, глаза стали приобретать хищный вид, руки буквально обросли мускулатурой.
- Девочки, наша еда скоро захлебнется собственным смехом! - с дьявольским смехом изрыгнуло это существо.
- Что ты такое? - сквозь кашель и смех выдохнул я.
- Русала, дочь само... Что?! - точно в яблочко! Стрела Каина пробила глаз одной из сподручных моей собеседницы.
Они тут же отвлеклись от пытки меня, сделав большую ошибку. Паралич спал мгновенно, что позволило мне из последних сил схватить кинжал, брошенный мне, и перерезать глотку Русале. Третья бестия моментально нырнула в озеро и ушла на дно.
- С вами все в порядке? Вас не было около часа, генерал скомандовал сворачивать лагерь, вот я и пошел вас искать. Прихожу, увидел, как это чудовище склонилось над вами и...
- Все в порядке. Спасибо, Каин, ты спас мне жизнь, я не забуду это. Ткни меня в бок.
- Зачем? - изумленно спросил помощник.
- Просто ткни, - что он и сделал, - отлично, никакой реакции, это проклятие спало.
- Проклятие?
- Пошли в лагерь, об этом происшествии срочно нужно рассказать генералу.
Чтобы этой истории поверили высшие чины, пришлось притащить трупы этих тварей прямо к их ногам. Разведчики рассказали, что никогда не видели подобных существ или же красивых нагих дев в лесах Аркании.
Наконец к вечеру мы достигли того самого поля, какого же было всеобщее удивление, когда обещанных варваров на нем не оказалось. Сославшись на глупость и медлительность дикарей, главнокомандующий приказал всем легионам ждать сутки, после чего было решено вернуться домой.

* * *

Аркания. Погода была феноменально пасмурной и дождливой для этого времени года, прямо под стать настроению людей. Невесты и жены томились целыми днями у окна, в ожидании своих защитников. Кто-то уже примерял на себя роль вдовы, кто-то тешил себя надеждой, а кто-то и вовсе готовил дом к возвращению героя, но таких было мало. Несмотря на заверения глашатаев о слабости и разрозненности дикарей, в умах людей царил неподдельный страх перед внешней угрозой. Ведь страна, раздираемая со скуки междоусобицей много сотен лет, не знавала никаких других войн, кроме как с собственным народом.
Король Ирвинг, не сумевший из-за ужасного старческого недуга отправиться со своим войском в бой, стоял на балконе своей опочивальни и наблюдал за непогодой.
- Здравствуй, старичок, - ужасный скрежещущий голос раздался из-за спины.
- Кто смеет?! - воскликнул король, обнажая короткий меч, который всегда носил при себе. Оглядев комнату, откуда доносился звук, он ничего не обнаружил, - Покажись, мразь! Если тебя послали, чтобы убить меня, окажи честь старику - сразись в поединке!
- Ха-ха-ха! Глупец! Кто ты такой, чтобы так обращаться к высшей силе? Лишь избранные достойны лицезреть меня, довольствуйся тем, что я трачу время, общаясь с тобой.
- Охрана!
- Глупец! Не действуй мне на нервы, твоя охрана мертва, как и вся полиция в городе. Мои адепты позаботились о них. Чего же мне стоило провести весь этот спектакль с варварами! Купить все племена, чтобы они сыграли свою роль, объяснить этим подобиям разумных существ, что и как нужно делать. Но результат того стоил. Изначальной моей целью было уничтожение вашего вида, но после одного инцидента мое мнение о вас изменилось.
- И что же это было? - возраст и опыт помогли королю быстро обрести контроль над эмоциями.
- Твой воин. Мои дочери отправились позабавиться с вашим видом перед уничтожением, но встретили достойное сопротивление. Две из них были убиты, одна вернулась. Ее рассказ заинтриговал меня, и мною было принято решение проверить вас. Если пройдете испытание - получите право на жизнь. Проходить испытания должны те двое, кто виновны в смерти Русалы и Сирены. В качестве стимула мои адепты конфисковали все женское население вашего царства, способное рожать. Либо ваш народ пройдет испытание и будет боготворить вас, либо будет медленно вымирать, с проклятиями и вашим именем на устах. Называйте меня демоном щекотки...
- Щекотки?! Что это?
- Незабываемое ощущение, вам бы понравилось, но мне нет смысла одарять вас им, зато ваши женщины испытают его сполна, когда будут медленно, по одной от него умирать. За сим прощаюсь, ищи меня в пещере на востоке, пусть идут двое, по дороге могут взять попутчиков, но никакой армии или наемников! Удачи, старик, - расхохоталось существо, и наступила полнейшая тишина. Ощущение присутствия исчезло, не было сомнений - оно ушло. Ирвинг сел и уставил взор вдаль. В голове гениального военного стратега сейчас царило отчаяние. Как победить божественную силу обычным смертным? Придется играть по его правилам...

* * *

Путь домой был на удивление спокойным. Ожидавшегося вероломного нападения варваров в лесах не было так же, как и не было больше странных озерных девиц. К вечеру наш легион первым подошел к воротам замка. Загадочная тишина и молчание часовых сопровождалось ликованием воронов. Ворота были открыты. Я один из первых лицезрел тот ужас, что натворили неведомые силы. Все, кто носил оружие и мог оказать сопротивление, были жестоко убиты и... растерзаны. На такое зверство не способны даже варвары. Складывалось такое ощущение, будто на город напало огромное полчище обезумевших зверей. Кровью был буквально затоплен город.
После разбора трупов был объявлен перерыв, на котором глашатай короля объявил общее собрание, были приглашены представители высшей знати, командующие легионами и мы с Каином. Когда все собрались, Ирвинг, изо всех сил старавшийся сохранять важность и самообладание, поднялся с трона и начал свою речь.
- Всем вам была изложена истинная причина пропажи женского населения Аркании. Народ был успокоен историей о коварном нападении варваров, коей я приказываю всем официально придерживаться, дабы не сеять религиозную смуту. Отряд был выслан, скоро все будут освобождены. А теперь к истинным вещам, - он взглянул на меня, - по иронии судьбы именно ты стал нашим спасителем от полного истребления и надеждой на освобождение наших жен. Именно от тебя и твоего оружейника сейчас зависит судьба нашего королевства. По условиям неведомой нам силы мы не имеем права помогать тебе армией, но мы дадим тебе лучшее снаряжение и коней. У тебя есть два варианта - либо пойти туда и спасти наших людей даже ценой своей собственной жизни, либо ослушаться приказа и быть казненным самым жестоким образом. Отныне я перехожу к приведению в порядок королевства, а тобой займутся мои советники.
- Да, мой король, - ответил я низким поклоном, ко мне молча присоединился помощник.
Сборы были на редкость недолгими. Обычно подготовка к военному походу сопровождалась длительными тренировками боя и изучением тактики противника. Но здесь было иначе: во-первых, время поджимало, ибо дух угрожал постепенным уничтожением пленных, во-вторых, о противнике мы знали лишь из безумных рассказов оставленных в живых стариков и детей о "жутких козлочеловеках". Снаряжение было действительно лучшим. Сплав самой редкой породы, доспехи, которые одевал лишь король и высшее командование, и мечи, которые подобно бритве прорезали любую качественную броню. Мы отправились в путь.
Погода была ясной, солнечной, кругом царило умиротворяющее спокойствие. На востоке была всего одна пещера. Вернее даже не пещера, а заброшенная железная шахта, давным-давно исчерпавшая свой ресурс. До нее было два дня пути.
- Вот это да, я всего два года в легионе, а уже такое задание! Сам Ирвинг поручил его нам, на наших плечах судьба Родины! Вот когда Лейла узнает... - он замолчал.
- Мы найдем ее, обязательно, - попытался успокоить его я. Лейла, его жена, была похищена той ужасной ночью.
Сие грустное молчание было прервано внезапными криками, доносившимися из темной чащи неподалеку. Мы тут же поскакали туда. Метрах в двухстах от происходящего мы спешились и крадучись пошли ближе. Засев в высоких кустах, мы начали наблюдать за ужасающей картиной: на поваленном большом дереве лежала девушка по рукам и ногам крепко привязанная веревками, а вокруг нее столпились трое человекоподобных существ. Ноги их были кривые и покрыты шерстью, а вместо ступней были копыта. На головах росли рога разных форм и размеров. Все остальное было человеческим. Существа не носили одежду, но волосяной покров ног заменял добротные меховые штаны.
- Ты охотилась в лесах великого духа и будешь за это казнена, - прохрипел самый крупный из них.
- Да пошел ты, выродок! - девушка была явно не из робкого десятка. Даже из таких крепких пут она, не сдаваясь, пыталась выбраться. Девушка была очень красива. Спортивная фигура, длинные прямые волосы, яркие голубые глаза, ноги ее были невероятно ухоженными, что очень несвойственно для простолюдинки. Оставалось догадываться, как можно совмещать охоту с такой аристократичной внешностью.
- Дайте мне отвар посвящения, никчемные слабаки, - явно обозначив себя командиром троицы, скомандовал хриплый гигант. Он начал насильно вливать содержимое небольшого кувшина в рот пленнице, - пей, тварь, это пойло последнее, что ты хлебнешь в своей жизни, так насладись им во славу великого духа!
Тщетно отплевываясь, она все же вобрала в себя добрую половину зелья.
- Мы должны помочь ей! - шепотом, но резко сказал мне мой помощник
- Силы не равны, она уже выпила странный яд, мы ей не поможем, а вот сами подставимся, - мой ответ ему явно не понравился, но он промолчал. Мы продолжили молча наблюдать.
- Откуда вы, чудовища, взялись на моей земле?
- Эта самка человека явно не воспитана, придется ее наказать, - ухмыльнулся один из козлолюдей, доставая три довольно крупных пера и раздавая его своим помощникам.
- Они этим хотят ее мучить? Им же даже поцарапать сложновато, - прошептал Каин, я промолчал. Мне не понаслышке знакомо действие этого дурмана, который скорее всего она испила.
Один из спутников провел пером по ножке жертвы.
- Хи-хи, - она в ужасе посмотрела на свою ступню и на перо, видимо она ощутила то самое острое чувство, которое я испытал у озера. Девица ничего не сказала, но на лице ее читалось сильное удивление, граничащее со страхом. Да уж, испытать такое от легкого прикосновения - это действительно незабываемо.
На лице главаря мучителей появилась ехидная улыбка, он явно ожидал такой реакции и наслаждался предвкушением предстоящего шоу. Оно не заставило себя ждать.
Похоже, этот сценарий повторялся уже не раз, ибо действовали они, как по заранее написанной программе. Тот, что поменьше, встал у живота, средний и толстоватый сел на дерево и положил руки на подмышки, самый крупный присел у ног. После выжидания томительных десяти секунд они начали. С каменными лицами они хладнокровно и монотонно начали водить перьями по тем местам, которые выбрали. Реакцию девушки такими словами описать было невозможно. С нарастающим ужасом в глазах она начала дергаться и извиваться, тщетно пытаясь увернуться от довольно экстравагантных орудий пыток. Ее тело резким движением пыталось увернуться от любого прикосновения. Это чувство сравнимо с болью... Это чувство хуже боли! Как же я понимал, что она сейчас чувствует. По-видимому, она выпила ту же проклятую воду, что и я тогда.
Мучители разом, как по команде отбросили перья и принялись мучить ее голыми руками.
- Ха-ха-ха-хах!
- Она смеется над их тщетными попытками доставить ей боль этим царапанием. Вот это женщина! - восхищенно прошептал Каин.
- Боюсь, что не совсем так. Это ощущение появляется после испития странного зелья. Они называют его "щекоткой"... брр! - по спине пробежали мурашки от воспоминаний.
- Значит, она испытывает сейчас те же ужасные ощущения, которые были у вас?
- Боюсь, что да.
- Умоляю, не надо! Это уж-хаха-сно! Неет! - действие развернулось полным ходом.
Мелкий перебирал пальцами по ребрам, как по струнам арфы, изредка перекидываясь на живот. Толстяк яростно расчесывал подмышки и шею, главарь занимался ступнями и коленками. От прикосновений к месту, обратному колену, бедняга просто визжала. Ужасно было на все это смотреть, но вступаться было глупо и опасно. Самый низкий из них был выше меня на голову, не говоря уже о главаре, который внушал своим видом неподдельный страх.
Одежда на девушке была почти полностью разорвана, движения из дерганий превратились в подобие конвульсий. Мольбы о пощаде стали жалостнее и громче, прерываемые истеричным смехом. Всю браваду будто сдуло ветром, теперь гордая воительница была похожа на запуганную маленькую девочку.
- Умоляю, отпустите меня, я согласна на все, что угодно, я уеду отсюда, вы больше меня не увидите, я покину свой дом! - быстро затараторила девушка, пользуясь паузой, которую ей предоставили.
- Великий дух не щадит своих врагов.
- Нет! Стойте, я богата, я отдам вам все! Ненахахаха! - вакханалия продолжилась, теперь судьба девушки была предрешена, ублюдки явно не готовили ей иной участи, чем столь мучительная смерть.
- Беззащитная связанная девушка - и это все, на что вы, волосоногие бараны, способны?! - Раздался знакомый голос за спинами существ. Видимо я сильно увлекся этим зрелищем и не уследил за Каином. С выражением ярости он, обнажим двуручник, стоял перед трио мучителей. Вот идиот! Что ж, теперь придется импровизировать.
- Этот безрогий урод решил бросить нам вызов... похвально! Но глупо. Если ты бросишь свой меч и встанешь на колени, признав свою ошибку, я, может быть, пощажу тебя, - главарь обнажил большую зазубренную саблю.
- Да, моли нас о пощаде, ничтожество! - писклявым детским голосом пролепетал толстяк, не мудрено, почему он все время молчит.
- Бросить меч? - Каин сделал несколько кодовых жестов пальцами в мою сторону, делая вид, что просто разминает их, поставил меч на землю, освободив правую руку, которую убрал за спину, - Пожалуйста, лови! - он резко выкинул руку из-за спины, короткий меч вонзился в глотку толстяку. Его предсмертный визг звучал еще ужаснее, чем разговор. Каин взял меч, присел и принял оборонительную позу, крикнув какие-то оскорбления противникам. Может эти твари и были сильными и умелыми воинами, но с психикой у них явно было туго. Всего одной колкой фразы об их происхождении заставило их сломя голову кинуться на обидчика. Чем мы и воспользовались. Пока мой помощник умело отбивал все их хоть и сильные, но беспорядочные выпады, я подкрался сзади и проткнул мелкого насквозь.
- Ах, ты мразь! - главарь тут же обернулся ко мне и замахнулся саблей. Я в панике пытался вытащить меч из туши, но шансов успеть было мало. Раздался громкий свист разрезающего воздух двуручника, и голова главаря упала на землю, сохраняя озлобленную гримасу. Тело свалилась рядом. Еще секунда, и я оказался бы в таком же состоянии.
- Спасибо, я твой должник, - выдохнул я после долгого молчания.
- Всегда пожалуйста! - улыбкой победителя ответил мне Каин.
- Ты ослушался приказа, мы все могли погибнуть, в будущем я не потерплю подобного геройства! Тебе все понятно?
- Да, командир, - судя по смене выражения лица, мне удалось спустить его с небес на землю.
Девушка была в крайне изнеможенном состоянии, когда мы ее развязывали она дергалась и нервно кричала от каждого касания, затем и вовсе потеряла сознание, пришлось остановиться на ночлег - не оставлять же ее в лесу одну. Проспала она почти полный путь солнца, ближе к закату очнулась. Ее истощенный пыткой организм восстановился, нервы пришли в норму. Пришлось рассказать ей о нашем неравном бое и ее героическом спасении, ибо сознание она потеряла еще до появления Каина, и последние слова кричала уже в агонии.
- Меня зовут Мириада, - она улыбнулась крайне очаровательной улыбкой. Да, красотка была что надо. Красивее женщин я за свою жизнь не встречал. Начиная с очаровательного личика и пышных, длинных, золотых, потрепанных мучителями, но сохранивших свою красоту волос, голубых глаз, в которые лишь храбрецы могли смотреть больше нескольких секунд, не боясь быть завороженными, продолжая пышной грудью, тонкой талией и заканчивая упругой попой и длинными ухоженными ногами. О, боже, что это были за ноги! Если бы я был поэтом, я бы воспел их в стихах! Но мой рассудок пробивался сквозь завесу эмоций. Многолетняя выдержка и смекалка подсказывали мне, что что-то здесь не так. Каин же, как глупый мальчишка, полностью поддался чувствам. С взглядом ребенка на витрину кондитерской лавки он страстно пожирал ее глазами.
- Каин! Очень приятно! - моментально среагировал он, растянув улыбку до ушей.
- О, мой бесстрашный спаситель, так это ты первым выскочил мне на помощь, - девушка эротично улыбнулась и слегка пододвинулась к нему, Каин расплылся в еще более широкой улыбке, напоминающей оскал, и, явно нервничая, резко кивнул. И как у него только челюсть не выпала. - А тебя как зовут, молчаливый красавец? - она устремила свой чарующий взор на меня.
- Мое имя тебе знать не обязательно, а вот у меня есть пара вопросов, которые я жажду задать, - она опешила. Видимо я первый, кто смог так холодно ответить на ее чары.
- Какой грубый мужчина, не гоже так обращаться с дамами красоты, подобной моей, - она улыбнулась, - но меня это даже интригует, что же, продолжай.
- Как тебе удается одновременно быть такой ухоженной и охотницей?
- Я хозяйка этих земель, вдова покойного барона, которая, когда устает от роскоши и вседозволенности, любит сбежать от присмотра слуг и поохотиться как обычная простолюдинка. Я не из тех бледных дам, что боятся об тетиву сломать ноготь, но и не из тех, кто их ломает, все же с детства я люблю охоту и далека от светской жизни.
- И как тебя поймали?
- Эти существа начали появляться тут недавно. Неведомая сила с полгода как живет в пещере пол дня пути отсюда. Все, кто отправлялся в нее - обратно не возвращались, а несколько недель назад они начали выходить из этой пещеры и назвали этот лес своим. Я не приняла их всерьез, все же это моя земля по наследству, вот, видимо напрасно. Допрос закончен? - она опять улыбнулась.
- Да. Каин, отправляемся в путь. Если к пещере полдня пути пешком, верхом мы должны успеть до наступления темноты, - я повернулся к спутнице, - ты нас проводишь, на этом можешь считать свой долг выполненным.
- Да, сэр! - на мгновение она сделала серьезное лицо и приложила кулак к груди, изобразив жест военных. Вопреки предложению Каина она все же настояла ехать со мной.
Несмотря на мое влечение к ней и ее взаимный интерес, она вызывала во мне много вопросов и подозрений. Кое-как справляясь с желанием, я старался держать ее на расстоянии. Экипировка у нее была что надо - резной эльфийский, явно работы лучших мастеров и два именных клинка из редчайшего прочнейшего металла, не увязывалось это с избалованной баронессой, любящей поохотиться. Наконец через час мы добрались до этой пещеры.
Я нигде в природе не видел подобных пещер. На краю леса возвышался гигантский горный хребет, в котором и было это пристанище темных сил. Величина одного только входа была размером со знатный дом, а внутри она была хорошо освещена неизвестной силой и простиралась далеко вглубь. Освещение была весьма странным - потолок пещеры просто испускал свет, без всяких источников.
Мы осторожно вошли в пещеру. Акустика была настолько идеальной, что казалось будто уже вся пещера знала о нашем прибытии и молча наблюдала за звуками каждого шага. Чем дальше вглубь мы уходили, тем больше пещера была похожа на искусственно сделанную, пока мы не вошли в длинные коридоры, украшенные непонятными символами и узорами, в которых постоянно присутствовали перья. Наконец стали появляться комнаты, ниши и ответвления, но мы все же продолжали идти по главному коридору. Вдали послышались громкие шаги, звук явно был похож на цокот копыт, не трудно было догадаться, что за существа идут. Мы спрятались в небольшой комнате, похоже, это был чулан. В комнате был полумрак, и всюду валялись метелки, веники и прочий инвентарь.
Шаги приближались, Вместе со стуком копыт слышались слабо различимые звуки человеческих шагов, какие-то дешевые тапки или сандалии.
- Значит так, слушайте, низшие, сегодня будет большой пир в честь победы великого духа, ваша задача - следить за чистотой в самом зале. Все понятно?!
- Да, господин, - хором ответили людские голоса, судя по всему, их было трое.
Стук копыт начал удаляться, вскоре и совсем исчез, а вот людские шаги приближались к нам. В дверном проеме показалось три силуэта, один из них хлопнул в ладоши и потолок вспыхнул ярким светом. Нас заметили.
- Господин! Тут чужагх... - клинок Мириады вошел ровно в глотку крикливому человеку, с грациозным разворотом она приблизилась ко второму и воткнула второй клинок тому в глаз. Выпустив клинки из рук, она мгновенно сняла лук, попутно доставая стрелу, и натянула тетиву. Все это произошло настолько быстро, что нам с Каином ничего не оставалось, кроме как наблюдать. Даже моего опыта и военной подготовки не хватило бы на такой маневр, это было не под силу не просто женщине, это невозможно для любого человека. Стрела уставилась ровно в третьего незнакомца, еще мгновение и...
- Умоляю, нет! - жалобно вскрикнул третий, рухнул на пол, его руки закрыли голову, сам он жалобно заскулил.
- Стой! Не убивай его, нам нужно узнать об этом месте, - вступился я.
- Как прикажешь! - опять эта наглая ухмылка, она опустила лук, но продолжала держать его наготове.
- Что здесь происходит, как люди оказались среди этих копытных? - обратился я к пленнику.
- Мы - смерды, захваченные в плен люди, слуги достопочтенных господ и великого духа. Многие из наших знакомых предпочли смерть, но мы не настолько глупы. За хорошую работу господа кормят нас и дают нам своих рабынь.
- Это же ваши соплеменники!
- Это всего лишь рабыни, у нас нет соплеменников, люди слишком слабы, чтобы противостоять воле великого духа и великой честью для нас является служить господам.
- Значит все женщины у вас рабыни? - сквозь зубы спросил Каин.
- Да. Я вижу в ваших глазах ярость, ваша знакомая попала в плен? Скорее всего, она уже отработанный материал, таких убивают.
Я не стал его осуждать. Я не знаю, как бы поступил сам. С диким ревом и бешеными глазами он схватил двуручник. Голова труса успела издать тихий визг, прежде чем была отделена от тела.
- Что ж, - начал я, после минутной паузы, - мы успели узнать, что на них работают люди, лица людей закрыты капюшонами и эти рабочие робы лежат здесь, в чулане. Думаю, дальнейший план ясен. Каин, бери робу и пошли на разведку на этот праздник.
- Вы никого не забыли? - спросила Мириада
- Ты не обязана дальше идти с нами, ты отработала свой долг.
- Я убила двоих их слуг, и из-за меня были убиты трое их воинов, я не хочу быть задушенной завтра в своем же поместье или, что еще хуже, попасть в рабство, чтобы вот такие вот крысы меня трахали! - она пнула безголовый труп.
- Твоя правда, думаю, роб хватит на всех.
Мы переоделись и направились в главный зал.
Зал был обставлен великолепно. Не верилось мне, что эти недалекого ума существа и их слабовольные люди-слуги были способны на такое. Если в коридорах потолок просто светился, то здесь же за ярким светом не было его видно вообще, такое ощущение, будто кто-то похитил солнце и поместил его тут. Стены были расписаны гравированными узорами, в котором опять угадывались мистические картины с перьями, похоже, перо было символом этого культа. Далеко в конце зала находилась большая сцена, напротив нее было накрыто множество столов, вокруг которых копошились слуги и вальяжно расхаживали копытные монстры.
Одно лишь омрачало всю картину - женщины. Рабыни, захваченные оккупантами, были повсюду. Между столами стояли столбы, к которым были привязаны девушки, рядом с одним из таких стояли мы. Белокурая аристократка с красивыми вьющимися волосами, стройным женственным телом и измученным выражением лица как какой-то скот была подвешена за руки к столбу и ступни ее были связаны друг с другом, но не со столбом, так что, когда она извивалась - была похожа на червяка, да простит создатель мне такое сравнение. Кажется, я видел ее при дворе в компании какого-то крупного вельможи, еще та дама, из тех, кто бросает монеты нищим лишь из презрения к ним и наказывает слуг по любому поводу, только чтобы утвердиться в своем величии и вседозволенности. Теперь же она висела как шлюха на потеху толпы, какая ирония судьбы!
- Ты хоть знаешь, кто я, ты хоть знаешь, кто мой муж?! - орала она приказным тоном, всеми силами пытаясь скрыть нотки отчаяние и страха в голосе.
- О чем она, Ульх?
- Она хочет поиграть! - зверская ухмылка мучителя превратилась в оскал, когда он яростно вцепился всеми пальцами ей в бока, женщина начала громко кричать и смеяться. Все ее тело билось похлеще предсмертной агонии, а связанные ноги тщетно пытались кого-нибудь задеть. Затем подключился второй - вцепившись в колени жертвы, он начал нажимать на них пальцами, бегая руками вверх и вниз, крик и смех девушки перешли в истеричный вопль, смотреть на это было... Приятно?! Что это, действие дурмана? Видимо Каин ощущал те же чувства, ибо вся его пылкость, которая толкала его на необдуманные поступки, куда-то ушла, и он молча спокойно наблюдал за картиной. После минут десяти изнурительной пытки мучители сделали паузу.
- Умоляю! Мой муж - богатый вельможа, приближенный короля, за меня могут заплатить большой выкуп, много, много денег!
- Денег? Ульх, что такое денег?
- Это те смешные одинаковые железные побрякушки со стариком, которые мы находили у пленных, болван!
- Я не хочу денег, я хочу мучить во имя духа! Это намного веселее! - он обхватил ее лодыжки, - Ульх, прошлая была моя, теперь твой черед.
Ухоженные ступни богатой дамочки явно не были готовы к грубой силе. Силач начал изо всех сил перебирать пальцами по подошве жертвы. Жутким кашлем разразился новый хохот, из глаз хлынули ручьями слезы, картина была... Почему мне это нравится? Я сам себя понять не могу, по вопросительному взгляду Каина я понял, что он испытывает то же нарастающее возбуждение, Мириада прятала лицо.
- А твои ножки вкусные? - глаза Ульха загорелись как у маньяка. Он придвинулся к ногам лицом и начал их... кусать! Как должно быть было ужасно бедняжке, ее смех перешел в хриплый крик.
- Оставь ее, а то подохнет, парней развлекухи лишим, да и самих по голове не погладят! Пусть восстановится. Ульх... Ульх!
- Да, заигрался, пошли, выпьем!
Девушка висела полуживая, похоже, она уже мало что соображала, вот-вот потеряет сознание. Ужаснее было даже не то, что такие пытки были для них обычным развлечением, а то, что оно по ощущениям становилось таким же для нас. Нужно поскорее что-то предпринять и убираться отсюда, пока этот дурман не поглотил нас полностью. Как же мне попасть на это испытание, о котором говорил демон. Не хочется рисковать и раскрывать себя сейчас, вдруг этих парней не предупредили, что нам нельзя резать глотки на месте.
Щекотка на этом пиршестве была главным блюдом. Девушек на столбах были десятки. Проходившие мимо останавливались и щекотали, доводили до истерики или как бы невзначай тыкали и шли к следующей, не отвлекаясь от разговора с собеседником. Даже слуги-люди, уже видимо пропитанные насквозь этим дурманом, умоляли своих хозяев позволить им или же щекотали втихаря тех, к кому подходят реже.
Столы были накрыты просто великолепно, выпивка и еда на любой вкус, но все переговаривались постоянно про особые блюда. Любопытство не заставило себя ждать, за каждый стол толпы слуг принесли огромные блюда, к которым были очень крепко привязаны девушки, все как на подбор аристократичной внешности, видимо их специально отбирали по такому случаю. Толпа ликовала. Все моментально заняли места, но к девушкам не притрагивались, в глазах девушек читались страх и отчаяние. Все сидели и молча чего-то ждали. Свет в зале померк и теперь освещал только сцену. На сцену статной походкой вышел копытный, одетый в очень дорогую, обшитую золотом одежду. Его халат ярко блестел от покрывающих его различных драгоценных камней, а огромная шапка, утыканная перьями, украшала голову. Этот персонаж явно отличался от всего того сброда, что сидел в зале.
- Братья! Слушайте меня и внимайте! Когда-то великий дух спас наш род. Когда странная болезнь уничтожила всех наших женщин и обрекла нас на вымирание, великий дух приютил нас и даровал бессмертие. Он так же даровал нам такое великолепное развлечение как щекотка, занимаясь которым вы восхваляем великого духа, убивая которым мы приносим ему жертвы. Так примите же дары духа, которые вы видите на своих столах и приготовьтесь к гвоздю нашего шоу.
С этими словами священника все дикари разом схватили перья и начали щекотать девушек, лежащих на их столах. По двадцать человек на девушку! Это было ужасное зрелище, таких криков и смеха я не слышал еще никогда. Я вдруг почувствовал огромное желание... присоединиться! Я понимал, как это ужасно, но желание брало верх надо мной, нужно было отвернуться и заткнуть уши, чтобы оно успокоилось, но это было не в моей власти. Проклятый дурман!
Девушки заливались диким хохотом. Их тела резко вздрагивали от любого прикосновения. Сорок рук, сорок перьев на каждую девушку! Некоторые не выдерживали и пускали в ход руки, но тут же по ним и получали от рядом стоящих. Видимо соблюдался какой-то "перьевой" ритуал. Из-за моего любования этим зрелищем мне показалось, что время пролетело очень быстро, чего не скажешь о девушках, для них похоже прошла целая вечность.
- А теперь прошу в студию главную нашу сегодняшнюю гостью, встречайте - Ариадна, младшая королевская дочь! Учитывая ее происхождение и слезные мольбы, я пообещал, что мы не будем ее мучить, если она исполнит нам красивый эротический танец. Уж кто-кто, а самки у людей что надо! Дадим ей шанс!
Под дикие аплодисменты столпившегося у сцены стада свет полностью погас и лишь потолок над сценой загорелся тусклым фиолетовым цветом, непонятно откуда заиграла медленная музыка. Вышла принцесса. Я и раньше дивился красоте рыжеволосой голубоглазой королевской дочери, когда она надевала свои великолепные наряды, но сейчас, когда она была облачена лишь в нижнее белье и прозрачную тонкую накидку, она вызывала во мне безудержное желание. Танец был просто великолепен, грациозные и в то же время эротичные телодвижения будоражили разум и пробуждали дикие фантазии. Когда она легким движением сбросила накидку, мне показалось, что у меня внутри защемило сердце, а когда она начала снимать туфли и перешла к нижнему белью, при этом не прекращая плыть в ритме музыки, я подумал, что лишусь сознания. Уж не знаю, что на меня действовало: сам дурман или же дурманил ее танец, но это было нечто. Она полностью обнажила нагое тело и встала в вызывающую позу на четвереньки лицом к залу и изобразила манящий жест пальцем. Толпа охал
а и ликовала. Тут, не знаю, заметил ли кто-нибудь это кроме меня, рука ведущего с большим пером выглянула из темноты и провела им по ступням девушки. Девушка неожиданно вскрикнула, отскочила и испуганно взглянула на ведущего, свет загорелся во всем зале.
- Что ж, танец был действительно хорош, но зачем было портить его в конце? Этот крик и дергание, как будто привидение увидела, испортили весь танец, думаю, что оценка будет неудов...
- Нет! Я же умоляла вас! Я с детства до истерики боюсь щекотки, я не могу ее терпеть, вы же обещали!
- Успокойся, дитя...
- Успокойся?! Ах ты, мошенник, лжец, урод! Да чтоб ты сдох, страшный козлоногий выродок, я королевской крови, ты вообще не имеешь права меня трогать!
- Да... - лицо ведущего побагровело, - к твоему сведению окончание твоего танца было всего лишь шуткой! - девушка вздохнула и улыбнулась, - но раз ты смеешь так дерзко со мной разговаривать, - он схватил ее за волосы и подвел к краю сцены, - Ты сама выбрала свою судьбу!
С этими словами он кинул ее в кричащую толпу. То, с каким зверством толпа тут же впилась пальцами в нежное тело, вызывало ужас. Я даже боялся представить, что сейчас испытывала несчастная, но крики ее были душераздирающие. Ее попытки вырваться и убежать лишь разогревали толпу. Это было уже слишком жестоко, эта картина полностью сняла с меня действие дурмана и прояснила ум. Надо было как-то действовать, если король узнает от говорливого правдолюба Каина, что мы не смогли спасти его дочь от мучительной смерти, он меня в живых не оставит. Но первый шаг был не за мной.
- Какой ужас, пустите ее, сволочи, она не заслужила это! - я думал, что из нас троих самым безрассудным был мой помощник, но Мириада с легкостью переплюнула его. Воцарилось молчание, мы, пользуясь паузой, скинули накидки и обнажили оружия.
- Женщина-слуга, Ульх, такие бывают?
- Нет, болван, это чужаки!
- Почему же чужаки? Вполне желанные и ожидаемые гости! - ведущий был на удивление уверенным и спокойным. Я почувствовал странных запах, головокружение, и свалился на пол. Последнее, что я успел увидеть, как рядом со мной рухнул Каин, и куда-то потащили Мириаду. Крики и смех принцессы раздались вновь, превращаясь в глухое эхо, затем наступила тишина и тьма, жуткая тьма...

* * *

- Каин... Каин... - смутно слышался басистый голос, - Встать!!!
Сознание быстро вернулось. Каин стоял под ярким светом, кругом царила тьма. Он попытался нащупать стены, но руки ничего не обнаруживали вокруг.
- Где я? Кто ты? - только сейчас он заметил, что у него забрали все вооружение.
- Сколько вопросов. Лейла говорила, что ты горяч...
- Где она, тварь, если хоть волос!!..
- … и безрассуден! Не в твоем положении общаться со мной так грубо. Скажи мне, Каин, ты любишь развлекаться?
- А кто не любит... К чему это?
- И я люблю. Я обожаю, когда мои слуги меня развлекают. Но им уже приелось это занятие, они не испытывают должного энтузиазма, интереса, лишь удовлетворяют похабное желание. Я же хочу свежую кровь.
Шагах в десяти зажегся яркий свет. Из круга света донесся стон. Перед Каином предстала невероятная картина: на прямоугольном камне возлежала обнаженная девушка. Жертва не отличалась пышным телом или излишней ухоженностью, как предыдущие богатые дамы, но было в ней что-то притягательное. Красивые вьющиеся русые волосы, симпатичное, простое, доброе лицо, худощавое тело. Такую хочется любить, не боготворить, не преклоняться, а именно любить глупой мальчишеской любовью. На щиколотках и запястьях красавицы были надеты жуткие кандалы, намертво вбитые в пьедестал.
- Лейла! - Каин кинулся к ней и ударился лбом об... воздух!
- Мною был предвиден сей поступок, я сниму барьер, но сначала услышь условия игры. Возьми маску, которая лежит рядом с тобой и надень ее. Молодец. Теперь, когда я сниму маску, ты пойдешь и будешь мучить ее так, как мучили других девушек мои верные слуги. Я думаю, ты помнишь, как это сделать, тем более ты все еще находишься под влиянием моего благословения, так что, думаю, сделаешь это не без удовольствия. Главное условие - она не должна знать, что это ты, мне не нужны эти семейные драмы! Не говори как Каин, не двигайся как Каин, не дыши как Каин! Если она узнает тебя - умрет. А так - ее жизнь зависит от того, что сильнее - мое желание или ее выносливость. Приступай!
- Кто ты? Не приближайся ко мне! Мой муж обязательно за мной придет и спасет! И тогда вам несдобровать!
Каин шел медленно. Он наивно надеялся, что дух передумает. И вот он подошел. Девушка храбро смотрела своему мучителю в глаза, но губы ее дрожали, и кулаки были крепко сжаты.
- Что ты стоишь! Где шоу?! - раздался голос.
Каин провел пальцем по животу девушки, ее тело изогнулось, но губы не дрогнули. Он провел четырьмя пальцами, надавливая чуть сильнее. Раздался тихий стон, тело дернулось, уголки губ приподнялись. Каин почувствовал то самое возбуждение, которое он испытывал там, в зале. Он знал, это желание появляется не столько от касания тела жены, сколько от ее реакции. Такое чувство он не испытывал никогда в жизни, даже в самые бурные ночи, это было удивительно и... пугающе. Он провел двумя руками, ему уже не пришлось уговаривать себя сделать это. Лейла хихикнула и сильно дернулась, наивно пытаясь вырваться из оков. Каин поддался желанию. Конечно, он оправдывался перед собой, что вынужден делать это, что спасает свою жену, что его заставили, но в глубине души он знал, что хочет этого, что поддался желанию, и оно поработило его. Его в меньшей степени волновали мучения жены, он утолял это новоприобретенное желание, это было непередаваемое ощущение.
Пальцы мучителя начали играть на животе и ребрах жертвы, иногда заходя на подмышки. Лейла залилась мелодичным хихиканьем. Вся ее спесь куда-то ушла, она ощутила себя полностью беззащитной. Каин ощутил власть над девушкой, он почувствовал, как она морально сдалась, и начал действовать жестче. Его пальцы теперь просто впивались в тело девушки, доводя ее до визга, до крика, Лейла начала кричать, молить о пощаде, но нулевая реакция мучителя лишь прибавляла ей чувство отчаяния. Она уже видела, как умирает, захлебываясь смехом и хаотично дергаясь.
Каин с детства ощущал какую-то тягу к женским ступням, но не думал никогда, что она пойдет в такое русло. Он начал почесывать ступни, давая девушке передышку, но, не расслабляя ее абсолютно, секунд двадцать, и в ход пошли все силы. Яростно перебирая пальцами, он щекотал подошвы девушки так, что девушка подпрыгнула насколько смогла и залилась новой порцией безудержного хохота. Каин нащупал самое чувствительное место - под пальцами жертвы и уделял теперь внимание только им.
- Стоп! Хватит! Спи! - раздался знакомый жутковатый голос, и Лейла потеряла сознание.
- Но я хочу еще! - Каин сам не верил, что говорит это.
- Ха-ха-ха! Это то, что мне было нужно. Ты почувствовал это? Ты почувствовал великий дар, который я дарю тебе?
- Да... Это странно, но мне нравилось, я не мог остановиться...
- Ты научишься контролировать свое желание, со временем. А сейчас, забери ее, забери ее отсюда, не волнуйся за своего командира, я позабочусь о нем. Кандалы превратились в прах, он схватил полуживое тело жены и поднял ее, тьма разверзлась, и он увидел свет вдалеке. Он пошел в его сторону, свет увеличивался, пока не превратился в картину. Это был их дом. То место, что в последние дни Каин видел лишь во сне. Лейла очнулась.
- Каин... О, Каин, это ты, - она улыбнулась и прильнула к его плечу щекой, - я... мне кажется, я была на камне... и этот человек, он мучил меня!
- Это был всего лишь сон, всего лишь сон, - он поцеловал ее в лоб и понес ее дальше, туда, где свет.

* * *

Жуткая головная боль, будто грохнули чем-то очень тяжелым. Встал, отряхнулся, на мне лишь трусы... замечательно! На меня с потолка льется свет, кругом тьма. Смутно вспоминаю, что было... Вспомнил банкет, помню принцессу, безрассудный поступок Мириады, а дальше темнота, будто кто-то оглушил, но я не помню, чтобы сзади нас были козлоногие, все в зале, включая слуг-людей толпились около несчастной принцессы. Каин - воин, он себя в обиду не даст, а вот Мириаду жаль, скорее всего, ее уже постигла учесть принцессы, а может ее отдали на истязание слугам-людям. Вот ублюдки!
- Здравствуй, воин! - жутковатый басистый голос раздался из ниоткуда.
- Кто здесь, покажись. Я не привык говорить с темнотой.
- Тебе не нужно видеть меня так рано, это же испортит всю интригу.
- Так значит, ты тут диктуешь правила? Великий дух, я так понимаю.
- У меня много имен, зови меня, как хочешь. Великим духом меня зовут эти плебеи сатиры, на большее их разума не хватило.
- Сатиры?
- Мои верные тупоголовые воины. Когда-то давно мною было наслано на их род проклятие, которое уничтожило уродливых женщин, а мужчин превратило в помешанных на щекотке рабов. За новых жертв они были готовы меня боготворить. Мною были уничтожены многие виды, многие расы живых существ, и ни один мир пал у моих ног, но тут, когда очередь дошла до вас, мне встретился ты. Твой организм сумел противостоять щекотке достаточно долго, даже очень долго, столько не выдерживал ни один вид. Выжившая моя дочь сообщила мне о тебе, и мне стало интересно. Мои слуги тут же поработили близлежащие деревни и привезли в храм особей для опытов. Кто-то был защекочен до смерти, те, кто оказался недостоин такой красивой смерти в силу своей трусости и жалости, стали людьми-слугами. Опыты показали, что вы так же принимаете мое благословение, это страстное желание щекотать, но, в отличие от сатиров, оно не поглощает вас полностью, и вы можете его контролировать, вы не живете им. Ты хочешь увидеть меня?
- Да.
- Так приди ко мне!
Загорелся свет, дорога к лестнице вдалеке осветилась ярким светом. Что ж, выбирать не приходится. Странный дырявый пол был у этой дорожки, как бы ни было какой ловушки, уж очень зловещей была тишина. Головная боль прошла так же быстро и внезапно, как и началась. Я осторожно зашагал вперед. Пол жутковато скрипел под ногами. Тут, на середине пути я резко почувствовал, что меня что-то схватило за ногу, потом за вторую. Я попытался вывернуться, но тщетно. Из дырок в полу внезапно вылезли десятки рук. Судя по виду, руки были женские, но сила в них была необычайная. Тут руки, которые держали за лодыжки, резко дернули. Не то, чтобы я был слабым, но, черт возьми, я только недавно пришел в себя, и легкая слабость по всему телу вкупе с усилиями рук свалили меня с ног.
Тут руки расслабили хватку, но все разом принялись меня щекотать. Как минимум пара десятков рук делали это ужасное действо со мной. Я дергался и извивался, хохотал и начал терять над собой контроль. Кое-как сконцентрировавшись, я схватил одну из них и резко выгнул ее пальцы в обратную сторону, сломав их. Раздался жуткий хруст.
- Ау! Как грубо! - раздался возмущенный женский голос под полом. После этих слов пальцы руки, с не менее противным звучанием выгнулись обратно. Так, грубая сила здесь не поможет, надо что-то думать. Хахаха! Легко сказать, как можно думать, когда все мысли направлены на реакцию от этого мучения! Нужно ползти, ползти вперед, во что бы то ни стало, нужно сконцентрироваться на цели, цель - лестница. Очередная рука впилась мне в бок и начала там давить и водить пальцами, из меня вылетел непроизвольный крик и новый поток смеха. Забудь! Забудь про руки! Их нет, есть лишь лестница! Вперед! Кое-как передвигаясь вперед, я старался не думать об этих ужасных руках и ощущениях, которые они доставляют. Не знаю, военная выдержка, сила мысли или банальное везение сыграло тут роль, но я вылез. Повалившись около лестницы, я положил голову на нижнюю ступеньку и пытался отдышаться. Чья-то босая нога ступила мне на лицо. Хоть это и было почему-то приятно, я схватил ее и дернул вперед. Передо мной предстала стройная белокурая голу
боглазая девушка. Что-то в ней было знакомо, я постепенно приходил в себя после испытанного, и внешность незнакомки прояснялась.
- Приветствую, мой спаситель, - Манящая улыбка девушки отбросила все сомнения.
- Мириада? Но...
- Неплохой образ, не так ли? Хихихи... Вот только с охотницей аристократкой я чуть не прокололась, не думала я, что ваши самки настолько хрупкие, что не могут охотиться, не боясь подпортить маникюр.
- Значит, все это время...
- Я была с вами... с тобой. И следила, изучала. Ты мне нравился все больше и больше. Я нахожу тебя лучшим представителем своего вида.
- Ты можешь принимать любой облик?
- Конечно. Но можешь не переживать, сладкий, я божество женского пола, - милая и хитрая одновременно улыбка не сходила с этих прелестных губ.
- Хочешь, к примеру, экзотики? Будет тебе экзотика, - она в мгновение ока стала пожилой чернокожей карлицей, явно не брезгующей перекусить по ночам.
- Нет! - я закрыл глаза рукой от неожиданности, - верни все обратно!
- Как пожелаешь, милый, - она вновь стала Мириадой, - мне тоже такой облик нравится больше всего.
- Давай перейдем к делу, что насчет женщин, которых ты...
- Давай перейдем к делу, - передразнила она, закатив глаза, - как это скучно. А как же романтика? Ладно, настало время последнего испытания. Жди здесь, твоя старая знакомая спустится за тобой и пригласит, когда будет нужно.
Так я и сделал. Лестница осветилась. Теперь было видно, что она ведет к комнате, где тускло горел свет и всюду стояли свечи. Через десять, двадцать, тридцать... через вечность ожидания, наконец, с лестницы начал спускаться голый девичий силуэт. Медленно и плавно он подходил ко мне, и лишь когда он приблизился, я узнал его обладательницу.
- Я... - я не знал что сказать. Это была третья выжившая дочь духа... Мириады.
- Не беспокойся, - она прислонила палец к моим губам, - все это в прошлом. Тем более они были такими занудами! Я бы их сама вскоре убила. Пошли!
Она взяла мою руку, и мы медленно зашагали по лестнице. Наверху меня ждал приятный сюрприз: абсолютно голая и крепко привязанная к огромной королевской постели Мириада, окруженная десятками, сотнями медленно тлеющих свечей. Ее тело так и звало к себе, ее ступни умоляли их помучить.
- Я думаю, ты знаешь что делать, - ехидно улыбаясь, произнесла дочь.
- О нет! Только не это! - Наигранно, с кокетливым взглядом умоляла Мириада.
Овладеть божеством! Почувствовать власть над ним! Перед таким не устоит даже самый сильный и стойкий воин. Я подошел к ней вплотную. Минуту я лишь наслаждался ее томным ожиданием, как ее пышная грудь вздымалась, дыхание учащалось с каждой секундой, руки впились в кровать, а пальцы на прелестных ножках непроизвольно сжимались в предчувствии неминуемой щекотки. И вот началось! Сначала я нежно провел указательными пальцами по подмышкам. Ее тело дрогнуло, руки попытались закрыть слабые места, но… вот досада! - были крепко привязаны к основанию кровати. Эта глупая реакция лишь разогрела во мне интерес, и я начал плясать в очаровательных подмышечных ямочках уже всей пятерней каждой руки. Несчастная залилась смехом, ее глаза блестели и смотрели прямо в мои, это был вызов! Я резко впился в бока, мои руки стали яростно щекотать их, но при этом я не отводил взор от ее прекрасного взгляда. От резкой щекотки она закрыла глаза, откинула голову и залилась новой, более громкой порцией смеха. Я выиграл в этой дуэли! Теперь
я понял, что она потерпела фиаско. Она, кажется, чувствовала то же, ее глаза больше не выражали такой уверенности, теперь она смотрела на меня, как на своего победителя, как на мужчину, который овладел ей.
На этот миг я был богом, я был сверхбогом! Пусть и по ее воле, но это было так! Почувствовав власть, я разошелся не на шутку, я перекинулся к ее ногам, я начал терзать их, насколько мне позволяли силы, мои руки забирались в самые щекотливые места - под пальцы, под эти прелестные пальчики. За спиной раздавался смех и мольбы, но я не слышал их, я наслаждался. Эти мольбы были наигранными, я знал, что ей это нравится, знал, что она испытывает такое же возбуждение, как и я, когда внутри все пылает, и кажется, что были бы у тебя сотни рук и ты щекотал сотни девушек одновременно, все равно желание не проходило бы. Неистовое желание, которое возрастает по мере его утоления. Я ошибался. Это чувство несравнимо с тем, что я испытал в зале. Щекотать богиню, владеть богиней - это то, что хочется испытывать вечно, то наслаждение, от силы которого не жалко и умереть. По неведомому указу я повернулся к ней лицом и стал развязывать веревки, никто мне не говорил об этом, я просто знал, что пора. Наши губы слились в страстном
поцелуе.
- Войди в меня... Войди! Завладей мной полностью, и мы будем вместе, вечно, - она прошептала таким голосом, что человек послабее кончил бы на месте. И я вошел. Не знаю, сколько времени прошло, но эта ночь была незабываемой. Мы сливались в обоюдном экстазе вновь и вновь, пока не прошла целая ночь, а может и целая вечность.

* * *

ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА:

Описание этой истории наша экспедиционная группа обнаружила в заброшенных пещерах, недалеко от раскопок на территории Малой Азии. Не доказано до сих пор существование королевства Аркании, возможно это измененное название одного из греческих полисов, так как рассказ был написан на аркадском диалекте. Записи вел неизвестный автор, а истории от третьего лица были дописаны самой "богиней".
Осмотр еще ведется, но слишком мало записей осталось в этой странной пещере, порушенной временем. Так же богиня указывает в своем дневнике, что благодаря соитию с человеческим родом она смогла покрыть весь мир своим дурманом, но действие его распространялось лишь на чувствительность, но не на желание щекотать, и щекотка превратилась в кощунственную детскую игру. И лишь некоторые из потомков семейства Каина, которые расплодились по всему миру, продолжают испытывать истинное сексуальное влечение к этому божественному дару, но, задавленные остальными богохульниками, вынуждены скрывать свое желание. Богиня же и ее победитель, который так и не назвал своего имени, до сих пор живы и будут жить вечно, как и их любовь и страсть друг к другу.
Красивая история, но пока мне не встречался ни один из этих "щекотоманов", так что и эта история остается лишь красивой сказкой со счастливым концом.

S. P. King Международное историко-археологическое общество ноябрь 2011 год

вернуться к списку историй >>
© king
Rambler's Top100